Намус горца

Намус горца

Точное толкование слова «намус» бесполезно искать в толковых, энциклопедичных словарях и на Википедии. Приблизительно его можно перевести, как «честь», однако, это лишь отчасти передаёт смысл. Слово присутствует во всех дагестанских языках, и, несмотря на то, что слово имеет арабские корни и означает «закон природы», в самом Дагестане (подробнее здесь) оно приобрело совершенно иной смысл, по сравнению с первоисточником. Здесь термин впитал в себя влияние, присущее горской культуре, приобрело особые черты менталитета и традиций.

Можно попытаться истолковать смысл этого термина, как «благородство» или «честь», однако подобная трактовка, опять-таки, будет лишь приблизительной. Для более точного его понимания необходимо немного погрузиться в саму горскую культуру.

Порицание общества для горцев всегда было страшнее смерти. Отчасти, тут можно провести параллель с японским понятием “потерять лицо”. Для горца, навлекшего на себя осуждение, жизнь становилась тягостной и теряла бы всякий смысл, поскольку было задето само его достоинство. Горец, поступившийся собственным достоинством, не только мог стать объектом насмешек и осуждения, но и сам должен был покарать себя. А стать смешным для мужчины - значит потерять намус. В первую очередь, он сам становился своим судьей и ответственность, он нёс сам перед собой.

Бесчестие для горца - это намного больше, чем простая обида или порицание за проступок. Евгений Марков в «Очерках Кавказа», изданных в далёком 1904 году, характеризовал это, как особую черту менталитета, которая подразумевает неотвратимое наказание за оскорбление достоинства. Следует отметить, что это общая особенность, в целом, культура, которая отражалась, в том числе и в кровной мести. В данном же случае, это обретает смысл самонаказания, которое человек должен вершить над собой, в первую очередь, сам.

Рассуждая в рамках привычного нам менталитета, достаточно сложно осмыслить природу намуса, поскольку общепринятое понятие о том, что нет ничего дороже жизни, здесь работает не совсем так. Как говорят сами горцы: «Там нет счастья, где нет намуса». Таким образом, можно утверждать, что горец ставит для себя намус превыше всего и, в первую очередь, не допускает унижения или оскорбления как самого себя, так и родственников.

Можно ли это как-то соотнести с общепринятыми моральными ценностями и кодексом чести? Отчасти. В традиционном понимании, моральные ценности подразумевают под собой, в том числе, отстаивание общественных интересов, общественную пользу, часто ставя её выше собственных принципов. Однако, как и любая идея, воплощаемая в жизнь, моральные принципы всегда несут на себе отпечаток людей, которые его реализуют. Сухая теория, даже если речь о самых великих общественных идеях или законности в целом, на деле работает совершенно по-другому, окрашиваясь в тона менталитета, традиций и склада ума тех, кто претворяет их в жизнь. В этом понимании, намус - это принцип, хранящий подлинность и неподдельность самих ценностей, стоящий на страже достоинства и чести.

Такая особенность горской культуры является отражением её контраста с идеями «демократии», «прав человека» и многих других ценностей, не раз дискредитированных за их историю. Ценности имеют реальное значение только тогда, когда они не поддельны и порой требуют защиты, даже такой решительной. Сложно сказать, достоин ли принцип намуса подражания. Однако, в наше время, которое уж точно нельзя характеризовать эпохой высокой морали, намус, который является живым отражением нравов народа, его придерживающегося - надёжная защита традиций, ценностей и национальной идентичности горского народа.

 

Статья предоставлена компанией http://sevkavinform.ru/ - Северо-Кавказские новости и события.